​Стивен Уитт: как технологии сделали музыку свободной

16 августа 12:50

Мы все это делали. При неразвитости инфраструктуры, при дороговизне «фирмы» практически вся музыка, доходившая до пост-советских стран, была пиратской. Потому что была дешевой и доступной. С возникновением интернета, ростом пропускной способности и одновременным падением стоимости его обслуживания, все мы погрузились в мир музыки, обычно ходившей в формате mp3. Но как был придуман этот формат? И откуда бралась вся эта пиратская музыка в интернете? Что за люди «рипали», каталогизировали и распространяли? 

Американский журналист Стивен Уитт задавался похожими вопросами и решил докопаться до первоисточников. Потратив пять лет, у него в итоге получилась захватывающая книга, временами напоминающая увлекательный детектив. Он смог разобраться в хитросплетениях той самой «Сцены»,  секретной сети пиратских группировок, проследить историю крупного музыкального бизнеса. Самое главное, ему удалось найти человека, которого он сам называет «величайшим музыкальным пиратом в истории». Который слил в сеть свыше 2 000 альбомов, и, скорее всего, на вашем айподе или жестком диске найдется какой-нибудь музыкальный файл, рипнутый этим самим пиратом – нулевым пациентом музыкального пиратства.

Перед скорым выходом в издательстве «Белое яблоко» книги Стивена Уитта «Как музыка стала свободной», диджей и журналист (автор книги «История диджеев») Билл Брюстер побеседовал с автором.

   

Давайте начнем с самого начала, с изобретения mp3.

В 1960-х годах исследователь Эберхард Цвикер начал замечать странные погрешности, которые существуют в слуховой системе, при которой если две частоты находятся слишком близко друг к другу, то человеческое ухо их просто не слышит. Например, если я сижу дома в тишине, то я могу услышать, как шумит холодильник. Но если я включу телевизор, то шум холодильника я не услышу. Дитер Зайтцер был учеником Цвикера, но вместе с этим его увлекали компьютеры, и он понимал, что грядет цифровая революция. В 1982 году Зайтцер предложил новую систему и попытался ее запатентовать. В этой системе можно было бы по телефону подключаться к центральному компьютерному серверу, запрашивать нужную вам музыку, и она бы стримилась специально для вас по цифровой телефонной связи — нужно было просто подключить телефон к стереосистеме и слушать музыку. Эта концепция очень сильно напоминала Spotify. Патент был отклонен, поскольку ревизор сказал, что потребуется примерно 1,4 бита данных, чтобы закодировать одну секунду стерео-звука, и не существовало никакого способа достичь этой цели, при этом не сжав музыку на 90 процентов и даже больше. Зайтцеру это показалось возможным, и он увлек этой работой одного из своих студентов, Карлхайнца Бранденбурга. Бранденбург был гением математики и в следующие пять или шесть лет он писал алгоритмы, которые себе на пользу обращали те самые отмененные частоты, которые были идентифицированы Цвикером. К середине 90-х у нас на руках уже был рабочий прототип, благодаря которому можно было сжать компакт-диск на 90 и даже больше процентов. Но к тому времени, когда он этого добился и запатентовал технологию, он потерпел поражение в войне форматов.

Изобретатели mp3 (слева направо): Харальд Попп, Штефан Крегелох, Хартмут Шотт, Бернард Грилл, Хайнц Герхойзер, Эрнст Эберляйн, Карлхайнц Бранденбург (в наушниках), Томас Спорер.

   

Бранденбург и Зайтцер были не единственными людьми, которые работали в этой области. Существовала независимая от них группа исследователей, которая в своей работе над форматом mp2 пользовалась наработками Цвикера, и работу этой группы поддерживала крупная корпорация Philips. Этот кодировщик был не так хорош, как mp3, зато его поддерживала большая корпорация. И благодаря этому Philips смогла поставить mp2 в очень благоприятную позицию в войне форматов. Mp3 действительно был перекрыт кислород, и на рынок этот формат долгое время не мог выйти, пока в 1995 году, скорее из отчаяния, Бранденбург решил выложить онлайн бесплатную версию для кодирования музыки. Версия эта была «шароварной», то есть ограниченной в использовании, но пираты довольно быстро ее взломали, и выложили полную версию этого плеера. Таким образом, обходными путями этот кодировщик распространился на просторах интернета, и к 1996 году пиратские группы, вроде Rabid Neurosis с его помощью «рипали» внушительное количество музыки.

   

Кем был Делл Гловер и какое влияние он оказал на музыкальную индустрию?

Пиратские группировки, такие как RNS, быстро осознали, что если они хотят первыми выкладывать новую музыку в интернет, то совершенно недостаточно пойти в магазин и первым купить новый релиз. Им нужно проникнуть внутрь цепочки поставок музыкальной индустрии. Таким образом, Rabid Neurosis принялась вербовать радио-диджеев, музыкальных журналистов и промоутеров. Но главным приобретением этой группы стал парень по имени Делл Гловер, который был рабочим на заводе в Северной Каролине, где печатались тиражи компакт-дисков. Он работал на упаковочной линии, что означало, что у него был физический доступ к новейшей музыке, неважно — грядущей недели, месяца или года. Через него она проходила за много времени до того, как физически оказывалась на полках магазинов или на складе. Он разработал схему, как выносить новую музыку со строго охраняемого предприятия. Музыку он приносил домой, там перегонял в mp3, и затем выкладывал в сеть. А уже оттуда музыка быстро разбегалась по местам, вроде Kazaa, Limewire и торрентам, одним словом, по всем тем местам, откуда музыку можно было скачать в свой айпод. В своей книге я называю его величайшим музыкальным пиратом в истории. Ему удалось вынести с завода и выложить в сеть примерно 2 000 альбомов за примерно семь лет. Он — нулевой пациент музыкального пиратства.

   

Могла ли звукозаписывающая индустрия сделать что-нибудь, чтобы избежать ее текущих проблем?

В книге рассказывается о нескольких точках, в которых могло бы пойти все иначе. В 1997 году Бранденбург обратился к руководству RIAA, в тот момент, когда пиратство в интернете цвело махровым цветом, но еще до появления Napster. Он сказал им: «Вам нужно использовать защищенные файлы». На что получил ответ: «Нас не интересует дистрибуция цифровой музыки». Это была фундаментальная ошибка, поскольку на самом деле все лейблы с 1982 года, когда в продажу поступили первые компакт-диски, занимались дистрибуцией цифровой музыки. Для ритейлера, музыканта или лейбла, все эти стеллажи с дисками были товаром. Но для программистов, таких как Бранденбург, это был всего лишь массив неэффективно хранившихся данных.

Книга Стивена Уитта «Как музыка стала свободной» выходит в конце августа в издательстве «Белое яблоко»

   

В книге есть и другой момент, когда звукозаписывающая компания попыталась заключить сделку с Napster. Могло ли это изменить то, что произошло впоследствии?

Они действительно заключили сделку. BMG купила долю в Napster. Серьезный интерес проявляла и Universal. Неспособность достичь соглашения стала, вероятно, самой большой ошибкой, которую она сделала. Но теперь можно сказать и то, что внушительной частью проблемы был и сам Napster. Компания эта была запущена 18-летним Шоном Фэннингом, дяде которого, Джону Фэннингу, удалось выбить себе контрольный пакет акций, несмотря на то, что он толком ничего не сделал, чтобы помочь компании. Он был по натуре драчуном и отказывался от любых переговоров с индустрией. Именно поэтому Napster и потерпел неудачу, и во многом поэтому музыкальная индустрия не смогла удачно войти в цифровую дистрибуцию.

   

Странно, что в тот момент никто из крупных лейблов не смог создать собственный Napster...

Для меня это тоже загадка. Но мне кажется, что не нужно забывать о том, что с их точки зрения, они по-прежнему думали о компакт-дисках как об основном товаре. Поэтому на руках у них была уже устаревшая модель распространения музыки. Однако, сложно понять, почему они все-таки не стали агрессивно выходить на p2p-рынок. Мне кажется, что поступи они так тогда, то сегодня эти лейблы были бы куда прибыльнее.

Даг Моррис, генеральный директор Sony Music Entertainment (бывший генеральный директор Universal Music Group)

   

Как вы думаете, почему все эти выдающиеся технические инновации в музыке — Napster, iTunes, SoundCloud — за последние 35 лет вышли не из самой индустрии?

Просто люди от музыки не технологи. Даг Моррис не понимает, как управляться с компьютером. Он не футурист. Он тот, кто умеет и знает, как управлять сложными отношениями с эгоцентричными и темпераментными артистами. Он специализируется на человеческих отношениях. Ведь этот бизнес целиком и полностью построен на отношениях. Моррис, скорее, голливудский трепач, чем Стив Джобс. В этом он очень хорош, его любят артисты, и он постоянно заставляет их подписывать контракты — несмотря ни на что. Обязательно нужен такой человек, чтобы все закрутилось-завертелось.

   

Вы говорите, что перестали качать музыку после того, как купили подписку на Spotify. Мне интересно, люди сегодня все еще качают пиратскую музыку?

Мне кажется, что эта эпоха уже ушла. Я уверен, что ничем таким почти никто не занимается. Например, в 2010 году это было очень популярно, но за последние шесть лет практически сошло на нет. Даже у крупных торрент-сайтов, типа what.cd, сильно упал трафик. Как только возникли стриминговые сервисы, в базе которых свыше 30 миллионов песен, то понимаешь насколько это удобно. В конечном счете, это позволило музыкальной индустрии победить, и благодаря продукту, который был технологически куда круче всего, что до этого делали пираты. Но на это музыкальной индустрии потребовалось 20 лет!

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io