The Bug. Давление низких частот

4 августа 17:16

Британский продюсер Кевин Мартин, больше известный как The Bug, идеально воплощает все то многообразие британской бас-сцены, которая в каждом сезоне выдает какой-нибудь новый жанр. Мартин в том или ином виде поработал едва ли не со всеми жанрами — от даба и хип-хопа до рагги, дабстепа и грайма. Перед его выступлением на главной сцене при поддержке Burn на юбилейном «Faces & Laces», который пройдет 6 и 7 августа в московском Парке Горького, Кевин Мартин рассказал о том, что для него значит даб и бас.

T

За окном неприметного кафе в восточном Лондоне половина прохожих похожи друг на друга в своих серых футболках и мешковатых штанах. Безвкусные, бесцветные люди, занятые своими мобильниками, мягкими алкогольными напитками и игровыми приставками. Тем необычнее выглядит человек, прокладывающий себе путь сквозь эту серую, безликую массу: Кевин Мартин одет в черные мешковатые штаны, черную куртку с капюшоном, черную футболку с логотипом Skull Disco и с огромными солнцезащитными очками. Он прет как танк — недружелюбно, с силой, будучи полностью уверенным в себе. Но как только он снимает свой капюшон и темные очки, то оказывается чрезвычайно интересным собеседником. Сын шотландца и ирландки свой возраст определяет емким словом «ископаемое». А сам демонстрирует странную смесь из бомжа и мальчика-паиньки. Кевин Мартин вообще вырос в крошечном городке Ваймоунт, на британском южном побережье, где солдаты трех военных баз регулярно демонстрировали свою силу, что впоследствии он воссоздал как обряд.


Кевин Мартин: Семьи-то у меня, как таковой и не было, а детство вообще коту под хвост было отправлено, я ненавидел каждую секунду своей юности. Единственное, что меня тогда спасало, это несколько музыкальных магазинчиков, в которых я слушал музыку Discharge, Crass и разных британских панк-групп. Эта музыка послужила превосходным катализатором для моего внутреннего роста, даже если я и был слишком молод, чтобы хоть что-то понимать в этой музыке. А вот пост-панк все тогда изменил: Public Image Limited, Killing Joke, Birthday Party. Они являли собой анти-систему, анти-общество, анти-все. В моих глазах это им придало еще больше веса.

Какая же музыка тогда звучала в вашей разваливающейся семье?

Дед мой играл на саксофоне, отец на волынке. Я научился играть на саксофоне, поскольку хотел подражать некоторым паршивеньким пост-панк группам. Мать моя всегда умудрялась слушать дома самый худший хэви-металл, Led Zeppelin, Black Sabath, Deep Purple. Я это все просто ненавидел. Но, вероятно, это на меня повлияло сильнее, чем мне того хотелось бы.

То есть в своей первой группе God вы как раз и собрали те родительские влияния — саксофон и металл?

Начинали мы с того, что били поклоны нью-йоркскому нойзу и естественно у нас звучал этакий нойзрок или даже фри-джаз, только очень экспериментальный. Это было 15 лет назад, после того, как я перебрался в Лондон. Я просто сел на хвост Джастину Бродрику, который как раз туда и поехал. А этот самый Джастин был в свое время ударником в Napalm Death, а чуть позже сформировал группу Godflesh (антиутопический индастриал-проект). Мы с ним сошлись в том, что даб оказал на наше мировоззрение самое решающее влияние.

А когда впервые вы углубились в даб?

Вероятно, где-то в середине девяностых. Точно не помню, но вроде бы меня увлекла та музыка, что делали группы вроде Soundclash, Iration Steppas и The Disciples. Такая музыка обычно звучала где-нибудь на складах, на востоке Лондона. Обычно там не было ни света, ни бара — только грохочущий, напичканный слоями, басовый шум. На таких сходках господствовала безоговорочная вера в полное поглощение звуковыми частотами. Все это оставило во мне сильные воспоминания.

Дабом вы заинтересовались, наверное, еще и благодаря вашей музыкальной наслушанности?

Если ты любил панк и пост-панк, то невозможно было прийти к этой музыке избегая рэгги и даба. Даб — прежде всего философская система, в которой речь идет об открытости, новых интерпретациях. Это был самый настоящий способ сделать музыку без конца и края. Это отношение и одержимость от студийной работы впоследствии отчетливо отразилось на мне.


То есть то, что вы впервые в 1997 году опубликовали как The Bug и было вашим дабом?

Абсолютно верно. Скиз (Фернандо, руководитель нью-йоркского иллбиент-лейбла Wordsound) вечно меня доставал просьбами что-нибудь для него записать. В итоге я купил какие-то не очень хорошие студийные приборы, но вообще не понимал, как с ними обращаться. Ну и в итоге я осуществил свою давно задуманную мечту побыть звукоинженером. Я хотел сделать новую, фиктивную, дорожку под «Разговоры» Копполы. Дабовую такую. Так дело и дошло до «Tapping Conversation», первого альбома The Bug.

На этом диске и на ваших двух сборниках «Macro Dub Infection», вышедших в 1995 и 1996 годах, вы представляете даб не как фоновую музыку для чиллаутов, а как нечто могущественное, темное и быстрое. Благодаря такой эстетике не считаете ли вы себя одним из первопроходцев дабстепа?

Было бы слишком высокомерно так обо мне говорить. Но меня раздражает, когда кто-то начинает повторять за мной, и я как можно быстрее ушел от дабстепа. Мне кажется, что скорее мои ранние вещи повлияли на людей вроде Kode9 и Loefah, а не сам я.

Помните, как начали работать с дабстепом?

Конечно, ведь это было чуть удивительно. Kode9 тогда брал у меня интервью для американского журнала XLR8R. Я тогда был представлен как Pressure. И вот он мне рассказал о той новой сцене, которая, как он считал, мне должна была прийтись по нраву. Действительно, когда я впервые выступил на вечеринке «FWD>>», это произвело на меня впечатление. Это все напомнило о собственной деятельности, только здесь действовали люди из совсем другого направления.

Как случилось так, что под именем Pressure вы записывали дабстеп для лейблов Tempa и Hyderdub?

Kode9 канючил, как старая бабка, что мне все-таки нужно сделать что-то с темпом своей музыки, потому как он хотел ее играть. А скорость была единственным параметром, который требовалось изменить.

Электрофицированное пост-дэнсхолльное звучание, в котором выдержан ваш альбом «London Zoo», наводит на мысли о том, почему вы до сих пор не поработал с M. I. A.?

Действительно, ее менеджмент как-то обращался с подобной просьбой. Я всех спросил, мол, кто это такая. И всякий мне тогда говорил: «Она просто милашка! И у нее все нормально с голосом». А потом ее тогдашний менеджер мне сказал, что если я хочу поработать с M. I. A. то мне тогда придется прекратить работу с моим эмси Warrior Queen, так как она слишком стара и толста. Ну да, M. I. A. нормальная, я ее даже уважаю, но Warrior Queen, чуваки, она и есть дэнсхолл!


Зато вы бы могли добиться успеха поработав для M. I. A.

Я всегда хотел, чтобы как можно больше людей было знакомо с моей музыкой. Да я и не пытался делать что-то андеграундное. Но люди должны слышать все точно так, как я придумал, а не как какому-нибудь менеджеру видится.

А про что ваша музыка вообще? Про шум? Про давление низких частот?

Ну, во всяком случае, речь точно не идет о тьме, на мой взгляд все слишком театральное, равно как и безвкусная готическая музыка. Тишина точно также важна, как и начало шума. И ударные важны, и грув. Иногда моя музыка производит впечатление радикальной, но ведь она и прекрасна и мелодична, хотя и резкая и даже насильственная. Единственное, что на меня наводит жуткую скуку — это посредственность. Вот это меня точно может убить.


{"width":750,"column_width":750,"columns_n":1,"gutter":20,"line":24}
false
767
1300
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt"}

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io