DJ Koze: Волшебный луп

23 июня 08:08

Закат на Coachella. Мы снаружи белоснежного тента Yuma, небо над Empire Polo Grounds озарилось всеми возможными оттенками, от буйства красок начинают слезиться глаза. Совершенно невероятные смешения цветов, фиолетовый перетекает в оранжевый, такое можно увидеть только на обложках фантастических романов о лунах Юпитера.

T

Сразу за сияющим в темноте гигантским колесом обозрения находится ряд пальм, настолько величественных, что можно подумать, что это часть декораций. Прямо под ними целое море людей, пересекающимися потоками они перемещаются по всему полю. Атмосфера накаляется, кажется, энергия и стоящая жара вот-вот разрушат сцену. 

За развевающимися белыми стенами, внутри тента Yuma все кипит, чувства буквально испаряются, угрожая растопить хрупкий пластик. В диджейской стойке, обшитой рифленым алюминием, над которой висит гигантский диско-шар в форме акулы, DJ Koze начинает музыкальное путешествие, удерживая в напряжении сотни людей.

Глубокие, пульсирующие волны баса льются из динамиков на скорости, которая обычно уместна в начале вечеринки, а не в разгар субботней ночи на одном из самых больших в мире фестивалей. Все развивается медленно, атмосферно: позванивают колокольчики, нарастают синтезаторные партии, вступают маракасы. Это музыка нюансов, которые, кажется, могут затеряться в толпе часто критикуемых посетителей фестиваля. Но с каждой партией шейкеров, с каждым человеком, танцующим с закрытыми глазами и покачивающейся в эйфории головой, этот страх постепенно уходит.

Несмотря на то, бизнес пытается продать «образ Coachella», фестиваль огромный и разный, и это заметно практически во всем. В тенте Yuma атмосфера более определенная: это что-то среднее между афтепати техно вечеринки где-нибудь в даунтауне и бассейной вечеринкой в Coldwater Canyon.

«Yuma — это некое подобие ночного клуба — реминисценция андеграундного клуба, — скажет нам позже на этой неделе главный оформитель тента, Стив Либерман. — Мы — полная противоположность привычной сцене: у нас нет ни видео, ни технических райдеров. Диджеи и музыканты просто приходят и играют: честно и откровенно».

Становится понятно, почему сюда позвали играть именно Козе (иногда говорят Коце, иногда Кози), именно этой ночью, в самое желанное время — на закате. Путь, которым ведет один из ключевых немецких продюсеров, это не столько подъем в горы под барабанные переборы и раскатывающиеся по ущельям басы. Это, скорее, прогулка по цветущим лугам, медленная и размеренная, где каждый следующий шаг такой же яркий и ароматный, как и предыдущий.

Именно этого и следовало ожидать, если взглянуть на его релизы. Выпустив три альбома на Kompakt, Козе в 2010 году основал Pampa Records, и с тех пор отметился такими треками, как прошлогодний «XTC» (#8 в топе за 2015 год по версии Mixmag) и его ремикс на трек Moderat «Bad Kingdom» (4-е место в 2014). Необычный, очень разноплановый микс под номером 50 для серии «DJ Kicks» был отменным, но именно компиляция «Pampa Vol. 1», в которой собраны треки музыкантов от Акселя Бомана и Stimming до Романа Флюгеля, Мишеля Клейса и Jamie XX — своеобразное отражение сути его индивидуального звучания.

«Through my heart, my heart, my heart...» — доносится из колонок новый материал Козе, вызывая огромный прилив энергии. Улыбающаяся девушка в белой жилетке и кислотно-розовых джинсовых шортах отплясывает шимми перед сценой, а ее бойфренд, одетый в плавки, красные Vans и бело-голубую повязку на голове, скачет, будто на «кузнечиках». На его футболке написано: «Иди и намути», и он бы не смог отрастить бороду, даже если оказался на необитаемом острове. Этих молодых людей разрывает от эмоций. Впрочем, как и всех вокруг.

«У меня нет эмоций. Я техно-машина»

Ну или почти всех. «У меня нет эмоций. Я техно-машина», — категорично заявляет Козе, отвечая на вопрос, как прошло выступление. Всего несколько минут назад он к всеобщему восхищению поставил свой новый трек, и вот Козе, настоящее имя которого Штефан Козалла уже сидит в своем трейлере и макает чипсы начо в банку сальсы Тохитос. «Мне нужно работать над навыками „знаменитости“, чтобы было не так важно, кто там играет на самой большой сцене. Было ощущение, что каждые 10 минут приходят совершенно другие, новые люди».

Первое, к чему нужно привыкнуть, это к манере разговора Козе, особенно к этим сухим немецким шуточкам. Только спустя какое-то время начинаешь понимать, когда он искренне самоуничижителен, а когда намеренно пытается тебя запутать. «Там было слишком жарко — я был бы рад, если бы им удалось сделать так, чтобы в следующий раз солнца было меньше, — продолжает он. — Американцы установили флаг на луне. Почему они не могут сделать то же самое на солнце?»

«Это мой последний выстрел. 

Серьезно, если это не сработает, я стану фермером»

Если Козе и правда был немного расстроен постоянно меняющимся потоком людей, все же толпа, на которую он смотрел из-под светящегося брюха диско-акулы, отличалась от общей массы посетителей. Толпе удалось избежать легкого искушения дорасти до немыслимых пределов, люди слушали его с благоговейным увлечением и в конце концов были вознаграждены наивысшим моментом всеобщего блаженства. 

«Это новый трек для меня — у него пока даже нет названия. Еще не было никакого мастеринга! — говорит он. — Я не знаю, что вам сказать, но каждый раз, когда я его играю, крыша как будто КРШШШШШШ!!» — продолжает он, издавая звуки водопада. «Потому что все думают, что это новый трек Daft Punk».

Песне, о которой идет речь, всего месяц, она выстроена вокруг одного гитарного лупа, но выдержана в классической для Козе сдержанной манере и длится около 10 минут. Ожидаемо, минимализм работает.

«Она все-таки слишком меланхоличная (чтобы ее сделали Daft Punk), но это именно их идея, что нужно всего три элемента и простые изменения — например, басовой линии или завершения лупа. Этого достаточно, не нужно перебарщивать. У тебя просто есть один волшебный луп, затем ты можешь менять все остальное. Вокал может быть другой, не эйфористический или истерический, а меланхоличный. Это грустное диско!» — смеется он. Потом он смотрит на меня с притворным подозрением. «Ты ведь охотишься за заголовками, не так ли? Вот заголовок: «Грустное диско!»

Трек крутой, говорим мы, но слова практически тонут в прямом ритме, это до нас сквозь тонкие стены доносятся звуки сэта Мано Ле Таф. «Надеюсь, так и будет. Это мой последний выстрел. Серьезно, если это не сработает, я стану фермером. Я хочу выращивать оливки в каком-нибудь затерянном испанском саду».

Испания, и в целом местоположение ощутимо влияет на творчество Козе. Он годами называл этот уголок в Каталонии своим домом, городок, название которого мы оставим в секрете по его просьбе. Но даже это значит не так много, как идея контекста, который создает окружение, как будто земля под вашими ногами подпитывает творческое начало.

«Ваше окружение влияет на то, каким образом вы пишете музыку. Не то, чтобы вы постоянно получали какой-то посыл от места, как раз наоборот: вы не получаете никакого музыкального посыла», — объясняет он. Прошло уже несколько дней после его сэта на Coachella, и окружающая обстановка радикально изменилась. Позади остались бухающие бочки и пьянящие закаты Юпитера. Вместо них — бугенвиллейский сад в кофе-шопе на пляже в Венеции. Эта безмятежность определенно к лицу Козе. В легкой рубашке, мешковатых штанах и небрежной кепке разносчика газет он похож на парня, вынырнувшего из йога-студии за соседней дверью.

«Это совершенно немодно, и это идеально»

«Там, где я живу, никто не слышал о Daft Punk или Kraftwerk, — говорит он. — Если кто-то спросит меня, чем я занимаюсь, и я скажу, что пишу музыку, они спросят, знаю ли я Rolling Stones или Deep Purple. Мне нравится это. Это настолько не клево и не в тренде, — улыбается он. — Это совершенно немодно, и это идеально».

Создавая треки, Козе идет долгим путем: это поход в горы, с ветром, шумящим в садах и лесах, вдоль океана и вверх, на скалы. «Иногда я брожу в горах один, часами, слушая в наушниках свои проекты. И по возвращении в город я знаю, что делать с этой музыкой», — говорит он.

«Все становится абсолютно ясно, стоит только выйти прогуляться. Когда я покидаю здание, где писал музыку, и беру эти треки с собой на природу, все становится кристально ясным. Когда я сижу за компьютером, то просто не вижу этого».

Завершив прослушивание своих последних работ, Козе принимается за любимых музыкантов и гуляет по просторам Каталонии. Это релизы музыкантов вроде Масео Плекса, Мэтью Херберта, Брайана Ино, Animal Collective и других. Это насущная звуковая палитра, с которой он работает, и благодаря которой родился его последний альбом, «Amygdala» вышедший в 2013 году, и в котором участвовали Caribou, Мэтью Дир и Rhye.

«Если нет глубины, или слишком много кача, это не будет работать. И это должно соответствовать уровню музыки, которую ты любишь», — объясняет он. Бугенвилльская тень падает на его лицо, а теплый калифорнийский бриз делает все возможное, чтобы перенести нас на то самое побережье Испании. Coachella, Испания, пляж в Венеции — в конце концов, для Козе это все ритмы, которые сопровождают его в путешествии. 

«Музыка должны быть чем-то, что трогает вас и заставляет двигаться. Или, возможно, мы не понимаем этого, но мы можем чувствовать, что за этим что-то стоит. Если это что-то абстрактное и мы пока что этого не понимаем, но нам приходится часто это слышать, — это хороший знак». Он замолкает, делает глоток холодного кофе и, поразмыслив, говорит: «Возможно, это самый хороший знак».

Что нужно знать о DJ Koze

Псевдонимы

Эйсид

У Штефана Коцаллы огромное количество псевдонимов. Конечно, ему пока далеко до, скажем, Мэтью Херберта или Atom TM, но и того что у него есть, можно легко запутаться — Raum Tyler, Adolf Noise, Monaco Schranze, International Pony, Fischmob, DJ Koze и даже «D*I*S*C*J*O*C*K*E*Y». 

«Впервые с эйсидом я столкнулся году в 1988. Когда из колонок зачирикало по-новому. Это первая музыка с прямым ритмом которая мне понравилась — я не любил техно, я не любил хаус. Мне эти жанры представлялись поганой музыкой. Только эйсид, только этот шум, только такое ультрабескомпромиссное безумие», — объясняет Штефан.

International Pony

Группа International Pony возникла в 1998 году, когда хип-хоп коллектив Fischmob доживал последние дни, а Коцалла и другой участник проекта, Cosmic DJ, основательно устали от этой музыки. Собственно группа International Pony во многом возникла случайно — после знакомства с Гарстеном Мейером, который больше известен как Erobique. Практически сразу же они попытались что-то сочинить прямо в номере берлинской гостиницы, а спустя четыре года вышел первый альбом группы «We Love Music», в который Коцалла вложил свою тогдашнюю любовь к фильтрованному французскому хаусу и вокодерам.

Так International Pony дурачась и кривляясь перепела известный трек Лорана Гарнье «Flashback»

О названии треков

International Records Recordings, «Твои рифмы — это свиньи», «Миндалина», «Кошку — не кормить» — DJ Koze известен и абсурдными и просто смешными названиями, которые он дает своим трекам, ремиксам, альбомам и лейблам. «Я действую на манер художников вроде Мартина Киппенбергера, которые дают странные, в чем-то даже самоуничижительные, названия своим работам. Скажем не просто „Набросок 01“, а „Корова съела синий шарф“. Мне кажется, что в серьезность нужно приносить нотки дурачества. Мне это очень нравится».

{"width":750,"column_width":15,"columns_n":2,"gutter":720,"line":20}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt"}

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io