Bad Company: Воскрешение

21 июня 08:44

Фото:

Khris Cowley

Пасха, четверг: одна из главных вечеринок этого года для всех рейверов. Четыре выходных, четыре дня, чтобы прийти в себя после того, как эти четыре человека впервые за последние 10 лет снова вместе вышли на сцену... Здесь вершится история драм-н-бейса. 

T

Становится темно. Вспыхивает 3D-визуализация труднопроизносимого лого группы, и весь Bristol’s Motion превращается в море огней. Зал охватывает поток воинственного бита и море становится настоящим цунами. Рев толпы захватывает нас как неконтролируемая приливная волна. Огромный мужик справа хватает мена за руку и поднимает ее вверх, размахивая ею, как тряпичной куклой. Девчонка впереди оборачивается с криками: «Чувак, это же, мать их, Bad Company!» 

У бара такая же жара: все прыгают, стуча по барной стойке так же, как фанаты д-н-б много лет назад били по трубам на стенах в клубе The End. Энергия ощущается физически, она ошеломляет. Это же, мать их, Bad Company, чувак! И все в зале, рассчитанном на 1000 человек, от 18-летних ребят, пришедших посмотреть, о чем же весь этот ажиотаж, до людей в два раза старше, которые ждали этого годами — все знают, насколько важным будет следующий час.

Флэшбек

Ревайнд: Ни один проект не давал такого мощного толчка драм-н-бейсу, как Bad Company. Для д-н-б они то же самое, что Masters At Work для хауса, DMZ для дабстепа и Underground Resistance для техно. В период с 1998 по 2005 DJ Fresh, DBridge, Vegas и Maldini установили новые параметры драм-н-бейса, выпустив около 70 релизов и 4 альбома. Их стиль невозможно определить или классифицировать. От зернистого сырого техно-звучания («Dogfight») до живительного фанка («The Bridge»), через демонические басы «Planet Dust», эпохальные, сбивающие с ног звуки «Torpedo» и темный, изящный соул («Ladies Of Spain»).

Ни один д-н-б-проект не имел такого размаха, такой креативной эмоциональности и последовательности за столь короткий промежуток времени. Помимо собственного продакшна, они смогли собрать всю сцену на одном из самых густонаселенных интернет-форумов, Dogs On Acid, в то время как лейблы под брендом BC подписывали дебютные и первые релизы The Upbeats и Chase And Status. В 2002-м они даже подписали совместный летний боевик «Barcelona» от D. Kay, Epsilon и Stamina.

Фактически, благодаря своей деятельности и объединяющему подходу Bad Company удалось уловить и отточить суть того, чем является драм-н-бейс, чем он был и чем он всегда будет... в правильных руках. Называя себя «священными хранителями драм-н-бейса», они первыми признали, что стиль не всегда находится в правильных руках. Это случилось в 1998 году, когда четыре 20-летних парня выстрелили, как из катапульты, синглом «The Nine», определившем целую эпоху. И сейчас это происходит снова...

«Все движется циклично, кругами»

«Все движется циклично, кругами», — объясняет длинноволосый Фреш, человек, олицетворяющий группу, и, пожалуй, самый узнаваемый из четверки, ведь последние пять лет он постоянно штурмует чарты. Мы сидим в тихом баре отеля. Это как затишье перед бурей: все четверо с головы до ног одеты в черное, спокойно сидят и получают удовольствие. Саундчек прошел успешно, сегодня парни впервые увидели установленный свет, и они знают, что сделали все, что могли, чтобы их знаменательное возвращение было по-настоящему крутым. 

Вся шумиха началась в прошлом июле одним из самых крупных букинг-агентств бас-музыки, Obi Echolocation, которое занимается выступлениями артистов от Jack Ü до Chase And Status. Агентство созвонилось с каждым из участников группы, заявив, что «мир нуждается в воссоединении Bad Company». Обратный отсчет был запущен двумя месяцами позже, в сентябре, когда DBridge разорвал танцполы фестивалей Sun And Bass и Outlook новым материалом от Bad Company. В феврале был представлен их новый совместный трек «Equilibrium», и часы тикали уже настолько громко, что каждый диджей, лейбл и фанат уже, казалось, кричал об этом.

Показательный пример: все три раза, начиная с декабря, когда я разговаривал с Энди Си, он постоянно твердил об этом воссоединении. «В 90-х был момент, когда драм-н-бейс достиг определенного коммерческого успеха, и такие крупные шишки, как Photek, Goldie и Roni Size были подписаны на мейджорах, — говорит Фрэш. — Многие люди, которые не имели ни малейшего представления о драм-н-бейсе, захотели сорвать на этом куш и сделали сцену слабее. Последовала ответная реакция. Именно она заставила нас двигаться».

«Мы как бы говорили: «Да пошли они! Это нужно делать так!», — смеется Вегас, самый молодой участник команды. Главный мечтатель группы, он выглядит немного потрепано и похож на обаятельного сорванца. «Все стало каким-то разбавленным, многое из того, что вы слышите на радио, все эти стерильные, бездушные релизы... Коммерческий успех привел к тому, что д-н-б стал популярен среди многих людей. Настало время выступить и сказать: „А сейчас будет настоящая хрень!“ Это уже происходило в 1990-е, и это происходит снова».

Баланс восстановлен

Эти чувства разделяют и остальные участники. Дибридж, как он себя называет, циник Bad Company, самый серьезный участник команды. Может, он и выглядит угрожающе строго, но мягко улыбается и ехидно ухмыляется, когда соглашается с чем-то или когда кто-то шутит. А шутит обычно Малдини. Улыбка Чеширского кота не сходит с его лица на протяжении всего интервью, он сыпет остротами и рассказывает истории о прошлом Bad Company: как, например, однажды они были хедлайнерами главной сцены майямского фестиваля Ultra, задвинув Пола ван Дайка, а звезда сериала «Полиция Майами: Отдел нравов» Дон Джонсон отрывался прямо позади них. Или о том, как постоянно отдавали свои треки диджею Марки или Энди Си раньше, чем остальным, потому что эти двое лучше всех знали, как нужно их сводить.

Четыре совершенно разных человека: их становление, также как и их музыка, это деликатная динамика. Чтобы это понять, нужно посмотреть, чего они достигли с тех пор, как пути Bad Company разошлись...

Вегас и Малдини запустили Bad Taste, один из самых влиятельных лейблов настоящего драм-н-бейс андеграунда, на котором начинали свою карьеру Billain, Teddy Killerz, Prolix, Royalston, Urbandawn и многие другие. До того, как стать первопроходцем более попсового звучания бас-музыки, Фреш выпустил несколько невероятных д-н-б-треков, таких как «Heavyweight» и «Signal», и вместе с Adam F запустил Breakbeat Kaos, на котором начинали карьеру Pendulum, Brookes Brothers, Nero и Sigma.

Дибридж, тем временем, запустил Exit, один из самых уважаемых лейблов, без четкой стилистической ориентации, на котором выпускаются малоизвестные артисты на стыке драм-н-бейса, электроники и техно. Параллельно он участвовал в Heartdrive и Binary Collective, проектах настолько необычных в музыкальном плане, что жанр их определить невозможно. В то время как Вегас и Малдини остаются верными изначальному духу Bad Company, Фреш и Дибридж занимают диаметрально противоположные позиции, и это создает контраст и разнообразие, которыми группа так знаменита. 

«Я постоянно восхищаюсь тому, как мыслит Даррен (DBridge). У него есть база знаний, которой у меня попросту нет, — объясняет Фреш. И совершенно ясно, что это взаимное чувство. — Мне нравится делать что-то новое, захватывающее, и меня больше не привлекает вся эта поп-история. Люди штампуют стандартные треки и говорят: «О, у меня новый драм-н-бейс-трек с заходом в поп. Словно „примазался“ я говорить не хочу, но...»

Застывшее время

Он замолкает. Но давайте будет честны: Фреш, наряду с Chase And Status, был за рулем того самого «грузовика», на который запрыгивали все подряд. Но независимо от того, насколько далеко он зашел в мейнстрим, Фреша всегда уважали его коллеги, потому что он всегда был новатором, на это намекает и его псевдоним. Теперь, когда драм-н-бейсом поп-оттенков занимаются люди с менее искренними намерениями, здесь уже нет места для свежести. Группа разделяет его беспокойство.

«То же самое происходит с андеграундом, — говорит Вегас. — Ты пишешь треки, которые идут от сердца. Затем ты слышишь копии... и копии... и копии. Ты действительно можешь понять, звучит что-то правильное, или это просто подражание».

«В любом жанре, если ты занимаешься этим достаточно долго, начинаешь слышать это, — соглашается Дибридж. — Ты начинаешь сомневаться, начинаешь думать, что ты звучишь, как плохая копия самого себя! Это одна из причин, по которой мы разошлись и пошли каждый своей дорогой, и почему это воссоединение должно было произойти именно сейчас. Мы можем вернуть этот изначальный дух, применить современные технологии сведения и объединить все различные стороны сцены. Мы можем оставаться заинтересованными и продолжать восхищаться».

Это суть истории, которая делает их воссоединение обоснованным, и происходящее становится все более и более захватывающим: и как отдельным музыкантам, и как коллективу им нечего доказывать. Нет ничего надуманного или циничного в этом возвращении, и единственная нотка ностальгии — это их любовь к настоящим аналоговым инструментам, которые они заново собирали в течение последних 9 месяцев. Это заставит драм-н-бейс уйти от наваждения в виде поп-хитов, клинического нажимания на кнопки и кристально выверенного продакшна, и вернуться к его истинным, сырым, прочным, пробивным и тяжеловесным корням.

«Мы хотим, чтобы поток музыки не прекращался»

Они все такие же напористые. После двух шоу на Пасху, четверка, как и раньше, разделится на пары, чтобы выступать и работать в студии. «Мы хотим, чтобы поток музыки не прекращался, — говорит Фреш. — Но нам нужно быть реалистами и дать каждому время заниматься индивидуальными проектами. Нам нужно дышать собственной музыкой и делать это по-своему, но потом снова встречаться, чтобы раскрыть нашу объединенную музыкальную агрессию. В последнее время это не удавалось».

Их последняя инкарнация была настолько стремительна, интенсивна и плодотворна, что разделение было неизбежно. В этот раз, правда, они никуда не спешат. Пока они просто упоминают об «очень известном д-н-б-лейбле», подписывающем их новый материал, который они предсказуемо счастливы придержать. Получается, услышать его можно будет только на фестивалях этим летом...

Час пик

И вот мы снова в Motion. Знаковый трек «The Nine» вызывает настолько бурную реакцию, что на секунду невозможно услышать бас. Под граймовый «Mo Fire» начинается слэм. "Ladies Of Spain «заставляет таять от счастья. От «True Romance» Дибриджа и Вегаса по телу бегут мурашки, и, наконец, весь зал замирает под космическую синтезаторную партию вступления трека «Signal» от Фреша.

Возможно, это было самое волнительное шоу их воссоединения. Выступление новых Bad Company — не ностальгия по успехам прошлого, это празднование объединенных усилий, того, как это повлияло на картину драм-н-бейса в целом, и, что самое главное, это показывает, как новый материал повлияет на развитие жанра в дальнейшем. Кульминацией самых волнующих моментов драм-н-бейс тусовок этим летом будут рев двигателей в «Equilibrium» и эпохальные, еще неизвестные, свежие студийные работы. Спустя 11 лет после распада, годы экспериментов и достижений, Bad Company все еще есть, что сказать. История написана... грядет будущее.

{"width":750,"column_width":15,"columns_n":2,"gutter":720,"line":20}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt"}

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io