Музыкальная оппозиция Grandbrothers

8 июня 12:30

T

9-го июня в московском институте «Стрелка» состоится очередное мероприятие Sound UP — передвижной серии концертов, благодаря которой российская публика знакомится с актуальными европейскими именами и заново открывает для себя достойнейших представителей отечественной сцены. Музыкальные интересы Sound UP лежат где-то между традиционной классикой, акустическим авангардом, современными электронными и пост-поп экспериментами, джазом и прочими кросс-жанровыми экспериментами, с трудом вписывающимися в повседневную систему стилей и направлений. 

На этот раз в Москву едут Эрол Сарп и Лукас Фогель, известные как Grandbrothers, земляки культовых новаторов Kraftwerk, решившие пойти назад и отказаться в своем звукотворчестве от любых драм-машин и синтезаторов и использовать исключительно звуки концертного рояля, который заменяет им все — от перкуссии до басовых партий. Их музыка — тонкий и умный симбиоз классической традиции, джаза, эмбиента, IDM и техно, а среди поклонников музыкальных экспериментов Grandbrothers — классик «нео-классики» Hauschka и британский диджей Джайлс Питерсон. Перед первым российским концертом Grandbrothers Mixmag задал Эролу и Лукасу несколько вопросов. 


Когда вы сочиняете свою музыку — вы думаете о том, где и в каких обстоятельствах она должна звучать? Имеет ли для вас значение, где выступать — в джазом клубе, концертном зале, или же ваши композиции должны звучать на домашней звуковой системе?

Нам нравится выступать в разных обстоятельствах — иногда в клубах, иногда в концертных залах. В обоих случаях есть свои нюансы, и мы просто адаптируем свой сетлист в зависимости от ситуации. Если мы имеем дело с настоящей концертной атмосферой, то играем более расслабленные вещи, в клубном пространстве — исполняем более танцевальные и электронные композиции. Но когда мы создаем музыку, то совершенно не думаем об этом. Наша музыка развивается сама по себе. Мы думаем лишь о том, насколько разные настроения мы хотим создать. 


Считаете ли вы себя частью так называемой «нео-классической» сцены? И в чем, по-вашему, причина такой популярности этой музыки в наши дни?

Мы бы скорее назвали это некоей семьей, не употребляя слова «нео-классика». Мы знакомы со многими музыкантами, которых относят к этому направлению, такими как Brandt Brauer Frick, Мартин Колстедт, Lambert, Hauschka... Со всеми ними очень интересно общаться, и между нами существует взаимное уважение. Мы просто думаем, что все мы удачно пересеклись в пространстве и времени — в Германии мы называем это словом zeitgeist. Может быть, это все потому, что сложилось некое подобие «музыкальной оппозиции» по отношению к той музыке, которую можно услышать на мейнстримовом радио, и в этом движении гораздо больше глубины и качества. И слушателям, вроде бы, это очень нравится — поэтому мы счастливы здесь и сейчас делать нашу музыку и делиться ею с людьми. 


Может быть, это не так и очевидно, но тем не менее, русские композиторы оказали на нас большое влияние

«Ezra was right» («Эзра был прав») благодаря поддержке со стороны Джайлса Питерсона стал вашим самым большим хитом — по крайней мере, пока. Есть ли за этой вещью какая-то особая история? Кто такой Эзра, и почему он был прав?

Мы бы хотели, чтобы тут была какая-то интересная история — что-нибудь вроде «однажды мы познакомились с парнем по имени Эзра, который сказал нам поставить деньги на лошадь по имени Спиди Маклайтинг, мы этого не сделали, и только после того, как эта лошадь выиграла забег, мы поняли, что тот чувак Эзра был прав». Но на самом деле, там была гораздо более прозаичная история — просто пара совпадений, после которых мы придумали такое название. 


На эту композицию были отличные ремиксы. Попросить Грега Уилсона и Kim Brown сделать обработки — это была ваша идея? 

Это была идея Доминика и Даниэля — ребят, которые занимаются нашим менеджментом и управляют лейблом FILM. Они предложили нам Грега Уилсона и Kim Brown, мы послушали их музыку, которая нам понравилась — так на свет и появились ремиксы. 


А с какими еще электронными музыкантами вы бы хотели поработать в будущем?

Есть очень много превосходных музыкантов... Прежде всего, на ум приходят такие имена как Марк Притчард, Four Tet, Bonobo, Floating Points, Люк Эббот, Flying Lotus, Lapalux, Koreless... Вообще, у нас уже готова следующая пластинка ремиксов, которая выйдет позже в этом году. 


А вы сами часто ходите по клубам? Какие у вас предпочтения?

Да, конечно, мы любим повеселиться. Как раз, если взять музыкантов, о которых мы только что говорили, то можно легко понять, какая музыка нам нравится в клубах. Смесь минимал-хауса, даунтемпо, электроники... Также мы любим хип-хоп, дабстеп или грайм.


Ваше московское выступление будет частью довольно внушительного европейского тура. Москва традиционно считается одной из мировых столиц классической и фортепьянной музыки. У вас есть какие-то особые ожидания от московского концерта в этой связи?

Нам очень интересно увидеть реакцию московской публики на нашу музыку. Мы ждем этого выступления и возможности встретиться с москвичами и пообщаться после концерта. Мы оба очень любим Стравинского, Лядова, Шостаковича или Прокофьева. Может быть, это не так и очевидно, но тем не менее, все эти композиторы оказали на нас влияние. Будет здорово, если у нас найдется время посетить музеи и выставки, чтобы побольше узнать о них и традиционной русской музыке. 


Это ведь будет ваш первый визит сюда? В наше странное в политическом смысле время — есть ли у вас какие-то страхи перед поездкой в Россию?

Конечно, мы знаем и читали обо всей этой напряженности, но никаких страхов перед московским концертом у нас нет. Как раз наоборот, мы действительно счастливы, что можем ездить в разные места и страны с выступлениями. Было бы здорово, если люди во всем мире ладили между собой, несмотря на все религиозные или этнические различия... И обо всех этих политических разногласиях нет особого желания говорить сейчас...


Конечно, гораздо проще работать с синтезаторами для создания звука. Но сейчас мы остаемся верны исключительно фортепиано. 

Ваша музыка и первые релизы стали результатом вашей учебы в университете. Можете рассказать об этом подробнее?

Конечно. Весь этот проект начался в 2011-м, когда нам нужно было сдавать экзамен по предмету, который назывался «музыкальная информатика». Собственно, суть этого предмета идеально передает то, что мы делаем: создание музыки при помощи инструмента и компьютера. Когда эта история началась, мы знали, что нам нужно будет придумать собственный проект и через несколько месяцев презентовать его на отчетном концерте. В процессе создания идея понравилась нам настолько, что мы решили развить ее по максимуму, а не просто оставить после этого единственного концерта. Реакция людей, перед которыми мы тогда выступили, настолько воодушевила нас, что мы решили продолжить, и вот в итоге выпустили альбом и отыграли множество концертов. А теперь мы едем в Москву — в самом начале мы не могли и мечтать о таком.


Есть ли у вас планы сделать что-то для кино? 

Мы бы очень хотели. Если бы на нашем пути встретился достойный проект, то для нас это стало бы отличным вызовом и возможностью. От нас потребовалось бы тогда больше работать в направлении саунд-дизайна. 


А где для вас проходит граница между музыкой и саунд-дизайном?

Наверное, можно сказать, что функция звукового дизайна в том, чтобы служить сопровождением к фильму, инсталляции или выставке, например. А музыка может существовать сама по себе, без привязки к чему-то еще. С другой стороны, звуковой дизайн является важной частью музыки или песен — в конечном итоге, мы тоже занимаемся им, так или иначе. Мы ищем новые звуки и тем самым их создаем, а потом используем для создания нашей музыки.


Ваш отказ от использования синтетических звуков объясняется какой-то специальной идеологией? Почему вы используете только акустические звуки и их производные?

Это стало чем-то вроде особого вызова для нас. Мы хотели услышать, насколько можно использовать только фортепиано для создания музыки и звуков. Конечно же, было бы гораздо проще работать с синтезаторами для создания звука, особенно басовых партий. Однако да, это правда — в данный момент мы продолжаем поиск новых звуков без помощи других инструментов. Может быть, через несколько лет все и поменяется, когда мы поймем, что искать тут уже больше нечего. Но сейчас мы остаемся верны исключительно фортепиано. 


Как обстоит дело с новым альбомом — вы сейчас работаете над ним? Можете раскрыть какие-нибудь подробности?

Да, это правда — сейчас мы в процессе работы над нашим вторым альбомом. Нам еще предстоит написать несколько композиций, и если все пойдет по плану, то уже в сентябре мы будем сидеть в студии и записывать его. Мы уже играем кое-что из нового материала вживую, и публике, похоже, нравится. Потом у нас намечен еще один тур, в рамках которого мы надеемся вернуться в Москву и Россию.

9 июня Grandrothers выступят в рамках Sound Up в Институте «Стрелка» 


{"width":750,"column_width":750,"columns_n":1,"gutter":0,"line":24}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt"}

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io