Дорога в завтра с Дейвом Кларком

17 января 19:24

Автор:

Томас Грин

Известный своим бескомпромиссным техно Дейв Кларк, в последние четыре года неизменно букировался для выступления на фестивале Tomorrowland.

Дейв Кларк стоит в толпе на главной сцене, в то время как покрывается мелкой изморосью фестиваль Tomorrowland. Его щетинистое лицо скрывается в капюшоне серой толстовки. В карих глазах, даже несмотря на их оттенок, читается настороженность. Десятки тысяч рейверов, мокрых, но неутомимых, отрываются вокруг. Поблизости девушка с ходящей из стороны в сторону челюстью в дешевом синем дождевике тянет руку к оголенному торсу парня в бейсболке, который, качаясь в зале, явно злоупотребляет стероидами. Он машет картонным профилем улыбающегося Тиесто размера А4, но поднимает другую руку по направлению к девушке. Они делают совместное сердечко из пальцев. 

Высоко-высоко наверху, в диджейской, встроенной в декорации огромного сказочного замка, Стив Анджелло запускает свой собственный ремикс на «Sweet Dreams (Are Made Of This)» группы Eurythmics. Над ним возвышается механическая голова женщины размером с небольшой дом, которая пристально смотрит на всех выпученными глазами. В башнях замка видны дымовые взрывы. На сцене танцоры, одетые как харизматичные средневековые придворные, танцуют тверк и извиваются, словно серпантин, растянутый над бескрайней вопящей толпой.

EDM – это цирк. 

Тек-хаус – это кабаре.

А техно – вот настоящее таинство искусства.

«Какая-то тут дерьмовая петросянщина происходит, — наблюдает за происходящим Кларк. — Хотя местный продакшн тут не обвинишь. Ведь любому шапито очень важно иметь хороший продакшн, иначе чем еще можно похвастаться? Нужно какое-то зрелище, поскольку остального EDM’у явно не достает. Он нуждается в помпезности. Ведь EDM — это цирк. Тек-хаус — это кабаре. А техно, вот это настоящее таинство искусства».

Когда Mixmag сообщил ему, что это играет Стив Анджелло, далее добавив, что он является участником Swedish House Mafia, то поймал насмешливый взгляд: «Swedish House Mafia? - Дейв глубоко задумался, будто услышал чей-то разговор о непонятной театральной труппе из Казахстана. – Я, честно говоря, не знаю, кто эти ребята. Я помню, что у них были какие-то большие хиты, но понятие не имею, что они делают. Исходя из собственного опыта, это, наверное, как если бы Джонни Кэш увидел Рианну. Я не воюю с этими людьми, просто они вне моего поля зрения».

Кларк, несомненно, не без основания привел это сравнение с Джонни Кэшем. И тот, и другой известны как «люди в черном», хотя в то же время, с легкой руки покойного диджея Би-би-си Джона Пила Дейва Кларка стали называть техно-бароном. За 25 лет карьеры техно-диджея он непреклонно придерживался своего музыкального кредо, и на этом заработал себе репутацию. Релизы Дейва в серии «Red» середины 90-х по-прежнему считаются новаторскими, а сам он делал ремиксы всем от Depeche Mode и New Order (когда-то) до A Place To Bury Strangers и Gazelle Twin (в этом году). Но его репутация в основном строится на экстраординарных диджейских сэтах, резкой и энергичной, отсылающей к хип-хопу, манере сведения, вместе с искренней преданностью настоящему техно. А вдобавок, и с панковским отношением ко всему. 

«У панка и техно один и тот же дух, – утверждает он. – Техно не столько про эго, но оно про социальные перемены, о том, как быть аутсайдером. Это и есть настоящее техно-звучание. Сейчас пытаются переименовать в техно унылый тек-хаус, сделанный четырьмя или пятью продюсерами, о которых никто не знает. Но это не так. Техно – это мощь. Техно – это Surgeon. Я бы не сказал, что это обязательно тяжело – вот у Inigo Kennedy довольно деликатное звучание, например, но оно должно иметь плотную основу. То есть оно не должно лупить всем по щам, но должно пытаться поиметь тебя, бросить вызов».

Техно не должно 
лупить всем по щам,
но должно пытаться поиметь тебя,
бросить вызов

С очень отстраненным от происходящего видом Дейв Кларк идет к сцене, на которой выступает, которую курирует и является там хедлайнером вот уже последние четыре года. 180 000 собравшихся на фестивале Tomorrowland – это удивительная вещь, такое невероятно красочное представление, Диснейленд для клабберов. Невероятная и публика: сто процентов лиц с восторженными улыбками. На одной сцене играет топовый трек Jessie J, Ariana Grande & Nicki Minaj – «Bang Bang», который получает бешеную отдачу. На другой всех сводит с ума ремикс на жутко унылую балладу «Chasing Cars» от Snow Patrol. «Это ужасно, - фыркает Кларк, сильнее натягивая на себя толстовку. – я не могу взять в толк – вот эти нисходящие и бочки внезапно соединяются с чем-то мягеньким, жиденьким и пованивающим. И почему эмси орет: “Давайте адски пошумим!”? На черта вообще здесь устраивать адский шум? Это же просто поп-музыка».

Вернувшись в свой гастрольный автобус, припаркованный позади сцены, в ожидании коробки с суши, которая должна помочь продержаться артисту во время его собственного сета, Дейв Кларк более непринужденен, чем хочет казаться, хотя и не менее ершист. Он развалился в лаунже, который используется обычно в качестве персонального транспорта Королевы Голландии. На нем, конечно же, черная футболка и джинсы, армейские сапоги, футуристичные часы с кожаным браслетом, украшенным четырьмя копиями полной луны из слоновой кости, два серебряных кольца, одно из которых с черепом, ну и с другими черепами на поясном ремне и сапогах (причем, эти кольца были созданы Courts And Hackett, которые делали кольцо Киту Ричардсу из Rolling Stones). 

Кларк довольно мил, если говорить в общем. Он не является саркастично-едким темным рыцарем техно-мифологии, любящим быстрые машины и сигары. На самом деле, сейчас он считает, что автомобили «настолько же скучны, как и холодильники». Но это быстро преобразуется в восхищение записными автомобилями Амстердама (города, где он осел) — велосипедами. У него сохранилось мальчишеское чувство юмора, оно изобилует детскими двойными смыслами, но при этом он обладает хорошими знаниями в различных областях, кроме того Дейв детально разбирается в глобальной политике. Он — один из немногих оставшихся в танцевальной музыке людей, которые говорят то, что думают. Дейв Кларк — хорошая компания, он не брюзга. И потому, в разговоре с ним мы ехидно заметили, что музыка, которую он играет, неклубный обыватель не особенно-то и отличит от EDM.

Дейв Кларк: Ну, для того, кто только что приземлился на нашу планету, и шумные альт-рокеры Black Rebel Motorcycle Club будут похожи на Тейлор Свифт, потому что и те и другие поют песни. Если посмотреть на еду, она вся — еда. Но если ее попробовать, она отличается.

Mixmag: Можно ли потерять контроль над собой в EDM, как случается в техно? 

ДК: EDM дезорганизует. Он не гипнотичен. И это я еще не говорю про постоянную проблему телефонов: кто-то все время фоткается, снимает, повсюду эти селфи-палки. Некоторые клубы двигают правильную идею, говоря «Руки прочь от своей камеры! Ты здесь, чтобы общаться с другими людьми в клубе, а не делать фотки каждые пять секунд». Ведь весь смысл музыки — отключиться ото всех частей внешнего мира, которые могут побеспокоить. Хаус всегда был про постепенное развитие ударных, которое вас постепенно захватывает. EDM не про что-то захватывающее, он просто рассказывает всем, как весело они проводят время. Но действительно ли вы его весело проводите?

Ты здесь, чтобы 
общаться с другими людьми в клубе, 
а не делать фотки 
каждые пять секунд

ММ: Есть мнение, что артисты вроде Стива Аоки или Дэвида Гетты являются входным билетом в танцевальную музыку…

ДК: Я не верю в этот фильтр снизу. Ерунда! К моменту начала походов в клубы человек находится уже в таком возрасте, когда его вкус уже более-менее устоялся, будь это коммерческая ерунда или андеграунд. Я не думаю, что все, кто пришел посмотреть на мистера Тортометателя, вдруг станут нетерпимыми к лактозе в его кремовой начинке и скажут: «Ой, пойду-ка поищу какого-нибудь техно». 

ММ: Помимо музыкальной составляющей, какие у вас ощущения от EDM-сцены?

ДК: Есть профессиональные команды маркетологов, эксплуатирующие всю эту штуковину. Там слишком много гребаного эго. Чертовски много. Многие менеджеры раздувают собственное эго, поэтому они ловят кайф, создавая всяких монстров. Это для них бизнес. Поп-музыка всегда эксплуатировала какие-то массовые движения. Честно говоря, я не знаю, кто такой Джон Ледженд, но могу себе представить момент сошествия озарения на менеджмент, если они перестанут теребить свои члены сидя в ванной, и подумают: «Ух ты, давайте соединим его с Авичи и создадим страну EDM!». Хотя это не имеет значения. Ничего из этого не имеет значения, поскольку все это пройдет.

В смысле, как раз Дейв Кларк и техно никуда не денутся. Кларк-то точно выживет. Он родился и вырос в Брайтоне, еще подростком сбежал и дома и начал диджеить на заре рейв-культуры. В начале 90-х выпускался на XL, R&S и собственном лейбле Magnetic North. Он неустанно следует за своей техно-музой, донося свое звучание да каждого уголка земного шара. И он по-прежнему полон сил.

«Я не думаю о том, чтобы обналичить фишки и предать все, во что я верю. Я доволен тем, что есть, — говорит он. — Временами это непросто, но мне хорошо». Его имя так же значимо, как и раньше. И даже более того. Он активно участвует в Amsterdam Dance Event (ADE), где собирает каждый год аншлаговую вечеринку. Его совместный проект с голландцем Mr. Jones под названием _Unsubscribe_ издавался на Houndstooth, а сейчас они вместе сотрудничают с Black Asteroid/Motor man Brian Black, называя все это Roijacker, записывая материал для нового лейбла Maelstrom & Louisahhh!!! Еженедельное радиошоу Кларка «White Noise», выходящее на 83 радиостанциях более чем в 25 странах, недавно перешагнуло отметку в 500 выпусков.

Где-то в другом месте Tomorrowland’а Дэвид Гетта пуляет свой ремикс на детский стишок «If You're Happy And You Know It», а Стив Аоки ставит тему из «Титаника». Возвращаясь на сцену Дейва Кларка, мы видим, что там запланированы выступления Green Velvet, Криса Либинга и Пауля Калькбреннера. Сооруженный под открытым небом оперный театр богат на балконы, а промокшая под дождем публика наверняка не сдастся, пока фестиваль не достигнет своего апогея. Кларк заколачивает треки один за другим: гибко, но с железно-жестким ритмом. Вот его компадре Mr. Jones и «Sounds for The Mute», вот Bjarki и «I Wanna Go Bang», техно-ветеран из Глазго Гари Бек с треком «Hentzi», Radical G с ремиксом на Front 242 «Take One» и много чего еще. Праздничный фейерверк взрывается над англичанином.

«Я не против того, чтобы наша вселенная стала чьей-то еще, - говорит он задумчиво. – Просто мне бы хотелось, чтобы они так не выносили мозг со своим контролем качества».

Дейв Кларк и его сцена на Tomorrowland — это напоминание, что под ярким блеском массового рынка танцевальной музыки, все еще бьется несокрушимое стальное сердце. И вполне себе процветает.

<iframe width="100%" height="166" scrolling="no" frameborder="no" src="https://w.soundcloud.com/player/?url=https%3A//api.soundcloud.com/tracks/163095003&color=00ab77&auto_play=false&hide_related=false&show_comments=true&show_user=true&show_reposts=false"></iframe>
{"width":750,"column_width":750,"columns_n":1,"gutter":720,"line":24}

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io