Марко Фараоне: К удару готов!

8 апреля 10:02

Фото:

Maci Corti
T

Вряд ли вам удастся увидеть Марко Фараоне взволнованным. Он всегда чересчур спокоен и стресс его, кажется, не касается вовсе. Но вот прямо сейчас этот человек всем своим видом показывает, что явно знает, как сложить руки в форме сердечка, а какие-то секунды спустя он уже полностью занят своим делом. Через десять минут Фараоне нужно играть сет хедлайнера, но диджей, играющий на разогреве, ставит что-то жесткое и слишком быстрое, от чего толпа в клубе Modena постепенно шалеет. «Ну и что мне с этим делать?», — напустив на себя ложную панику задается вопросом Фараоне, прежде чем повернуться к своим сумкам с пластинкам и спокойно начать готовиться к выступлению. 

Пока он быстро перебирает пальцами пластинки, его лицо сохраняет безмятежность того типа, которая обычно присуща программистам или хирургам. В то же время в его мозгу явно идет бурный мыслительный процесс, какие именно пластинки сегодня окажутся к месту. Тут объявляют его имя, и объявляющий последние четыре слога его фамилии растягивает до каких-то безумных масштабов. После чего за вертушки встает Марко, и первой же пластинкой ставит мощный техно-бит. Фараоне чуть улыбается — это звучит его трек с новой пластинки для лейбла Drumcode. Название? «Boost», то есть «форсаж». 

В этом весь Фараоне. Наблюдает, готовится и наносит удар только в нужный момент. За спокойствием и приветливой внешностью скрывается абсолютная сосредоточенность. «Я рос с мыслью, что добиться результата можно только очень много работая, делая вещи в нужное время, ожидая своего выхода», — говорит он в отеле, чуть растянувшись на диване. Его сдержанное спокойствие — часть его характера, равно как и его головокружительная челка и внешний образ. Последние десять лет он медленно, но верно выстраивал свою репутацию самым старомодным способом: играя сеты, включая весь свой перфекционизм. Да, времени потребовалось много, но это того стоило. Фараоне начинал крутить пластинки в небольших клубах тихих городишек в Тоскане, где он и вырос, он сделал ставку на сарафанное радио. «Сто человек, двести человек, триста...», — методично озвучивает он цифры приходивших на его вечеринки, будто произносит буддистскую молитву.

Будучи жителем крошечного городка Лукка в Тоскане, Фараоне рано осознал ценность терпения. «Меня обычно спрашивают: „Как ты научился ждать?“ На что я всегда отвечал, что этому я научился на рыбалке». Здесь он, конечно, шутит, но только лишь отчасти. «В детстве неподалеку от родительского дома находилось озеро. Может быть, там я и научился управлять своей кармой», — добродушно смеется он. Сегодня вряд ли уже можно назвать его жизнь уединенной, поскольку теперь он играет техно и хаус-музыку перед многотысячными толпами. И, правда, когда мы с ним встретились, он все еще не мог отделаться от последствий джетлага, вернувшись с выступления на мексиканском BPM, а его изнурительное европейское турне плавно перетекло в турне по США. То есть по всему выходит так, что ожидание закончено. Даже если бы он хотел сейчас притормозить, то у него бы это попросту не вышло: все происходящее теперь получило импульс и потому живет по-своему. Рыбалка, говорите? Тогда нам нужна лодка побольше. 


Но даже пусть его 2016-й год начался с места в карьер, сам он продолжает сохранять невозмутимость. «Не думаю, что нужно на что-то особо напирать; все должно идти шаг за шагом». Фараоне крайне критично относится к артистам, которые прибегают к хитрым пиар-стратегиям для достижения быстрого успеха — это заметно особенно по тому, как его антикарьеристский подход существует в эпоху кратких всплесков ажиотажа и просчитанных рекламных кампаний. «Если ты начинаешь на что-то напирать, то просто должен понимать, что вечно ты так делать не можешь», — философски говорит он, пусть и одновременно в этот же момент кому-то отправляя смайлик по WhatsApp.

Правда, социальные сети он недолюбливает, особенно когда их используют в качестве инструментов для пиара. «Когда-то они, может, и использовались ради музыки, но теперь соцсети все больше про окружающую шумиху, — жалуется он. — Прежде диджею нужно было постараться заинтересовать тебя музыкой, ты становился хорошим артистом, потому что ты играл хорошую музыку». Похожее мнение он услышал от Иды Энгберг, когда они выступали вместе в Мадриде в 2011 году. Она была одним из первых именитых артистов, который поверил в него, она же рассказала о нем своему мужу Адаму Бейеру, который подписал его на свои лейблы Truesoul и Drumcode. Фараоне до сих пор помнит тот телефонный звонок: «Как раз мой день рождения был. Я был в Риме, готовился к выступлению, и тут вдруг звонок по скайпу. И Адам мне говорит: „С днем рождения — шли мне мастера!“ Никогда этого не забуду». 

И пусть даже Бейер протянул ему руку, Фараоне не стал торопить ход времени. Вместо этого, когда дело дошло до его студийных дел, он решил довериться инстинкту; вместо того, чтобы аккуратно выстраивать свой бренд через узнаваемое (считай шаблонное) звучание, он взялся создавать самые разные работы на самых разных лейблах, в диапазоне от Moon Harbour и Get Physical до Truesoul и Desolat. В ближайшее время у него должна выйти пластинка на Ovum, а чуть позднее на Drumcode выйдет потенциальный суперхит, который он сейчас активно обкатывает в своих выступлениях. Его волнение вполне осязаемо: после интервью он получил несколько смсок от Бейера, в которых он сообщает о готовности релиза. В ответ он отправил ему свое селфи на фоне Mixmag. Безусловно, столь широкая стилистическая пропускная способность позволяет ему отражать все аспекты своего музыкального характера, от вычурного тек-хауса до пепельно-серого техно, через Джона Колтрейна и хип-хоповые сэмплы с его дебютного альбома «I Will Wait». Во многом благодаря этому, его репутация росла медленно, а музыка попадала в руки законодателям вкусов, таких как Бейер, но вместе с этим, Марко не собирался потакать аудитории, которой нужно то же самое, но только еще больше. Он явно нацелен на игру вдолгую. «Быть может, несложно добраться до вершины, постоянно делая похожую музыку. Люди тебя узнают, и сразу говорят: о, вот это техно-артист. Но как по мне, так очень скучно постоянно выпускать одно и то же».


Вольные вкусы Фараоне тянутся с его отрочества, когда он обшаривал рынки в поиске подержанных пластинок сначала с хип-хопом, потом с драм-н-бейсом, а потом уже и техно с хаусом. Любовь к музыке ему досталась от папы, диджея-любителя, который в 1980-е крутил хиты на местном радио. Юный Марко довольно быстро ознакомился с папиной коллекцией, состоявшей из поп-музыки, и попал под воздействие чарующих звуков Жан-Мишель Жарра. Как и многие молодые люди, выросшие в небольших городках, музыка предлагала возможность убежать в большой мир. В 15 лет мама поставила его перед типично итальянским выбором: «Она спросила меня, что бы я хотел, вертушки или мопед?» Он выбрал вертушки, в глубине души понимая, что они станут для него наиболее эффективным — если не прямым — путем к свободе. Правда, с тех пор, как вся его жизнь стала крутиться вокруг папиного гаража, в котором он держал вертушки, он чувствовал себя все более чужим.

«Пришлось чем-то жертвовать. Мои друзья уезжали в отпуск, а я копил деньги на пластинки, — вспоминает он. — Я понимал, что хочу сбежать. Мои друзья говорили, „Давай в PlayStation поиграем“, а я им, „Нет, я в студии лучше посижу“. У меня даже друга не было, с которым я бы мог поговорить о музыке». Вместо этого, в начале нулевых он стал вполне узнаваемым персонажем в тосканских клубах, и примерно в это же время такие заведения, как Frau Marleen и Tenax, начали вести активную пропаганду техно и хаус-музыки в Италии. Он всегда стоял, как приклеенный, около диджейской, потому владельцы и промоутеры вечно пытались его оттуда прогнать. «„Эй ты, — говорили они мне. — Иди танцуй. Кому приятно смотреть на пацана, который стоит рядом с диджеем“. Но я-то танцевать не хотел, я хотел быть там, где диджей». Когда его друзья стали разъезжаться по университетам, он стал крутить пластинки в местных клубах и даже помогать владельцам клуба Frau Marleen, которым пригодились его знания английского языка при общении с иностранными букинг-агентами. «„Ух ты, это же мой шанс!“, — думал я». И тут же напросился поработать водителем, чтобы возить иностранных артистов и попутно с ними общаться. «Я был так счастлив. У себя в городе мне просто не с кем было поговорить о музыке», — говорит он. С типичной итальянской бравурностью, время, проведенное в машине, он использовал для того, чтобы ставить артистам свои демо и ожидать от них реакции. «Некоторые говорили: «О, а это нормально, — рассказывает он. — Их реакция все показывала».


Сегодня своими свежими идеями он все больше делится со знаменитостями, которых раньше он возил в своей машине. «На той неделе я играл с Леном Факи. Спрашиваю его: „Помнишь меня?“». Тут он начинает заразительно смеяться — конечно же Лен его помнит. Мало того, Марко теперь резидент Tenax, знаменитого флорентийского клуба, благодаря которому он десять лет назад сформировался как личность. Из всех своих успехов этим он гордится больше всего. «Когда я только начинал диджеить, я и подумать не мог, что буду играть не только в своем родном городке, потому что все эти клубы были где-то далеко, а себя я чувствовал таким маленьким, — вспоминает он. — Прекрасно помню первую пластинку, которую я там поставил: руки, жуть как тряслись». Тут он начинает показывать, как ставит иглу на пластинку. «Этот клуб был моей первой любовью. А тут, бац, и все получается. Владелец клуба тогда стоял рядом со мной, потому что он помнил, когда я ребенком стоял около диджейской». 

Теперь же наблюдать за Фараоне — удел других. В клубе в Модене группа молодых людей, скорее, даже подростков, размахивают своими айфонами, с раскрытыми iTunes, где можно различить первый релиз с «Uncage». Жест милый, но он ничто по сравнению с теми подарками, которыми одаривают его фанаты. «В одном из клубов Неаполя мне подарили килограмм моцареллы», — говорит он. Это же шутка, верно? «Клянусь! Чисто итальянская штука — настолько теплый был прием». Эту теплоту он возвращает объятиями и селфи, после чего переключается с хауса на очень жесткий техно-сет. Под конец, от количества тел на танцполе начинает скакать игла, но по тому, как Фараоне танцует за вертушками, ясно, что он в очень хорошем настроении. На следующий день, что совершенно неудивительно, от него приходит смска, что он опоздал на поезд. «Все ок. Поспал чуть подольше», — говорится в сообщении. Да и куда торопиться, если у тебя и так получается достигать столь видимых успехов?!


или мопед?»

«Вертушки 

на рыбалке»

«Я научился ждать 

моцареллы»

«В клубе мне

подарили килограмм

{"width":750,"column_width":750,"columns_n":1,"gutter":720,"line":24}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt"}

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io