Как устроена большая загадка клубного Екатеринбурга

25 марта 10:28

Вячеслав Душин

Александр Елсаков

Сергей Мамчур

На отечественной электронной сцене — всплеск, а клубная машина — встала? 

Для приведения в движение всегда и существовал альянс промоутеров, арт-директоров и музыкантов. История знает много диджеев-промоутеров и музыкантов-промоутеров, но наше текущее положение дел доказывает, что стройка — это стройка, управленческие вопросы — это менеджерские моменты. Музыки действительно стало намного больше, но если мы посмотрим на карту регионов России, то поймём — мест, куда могут приезжать музыканты, между которыми они могут циркулировать — немного. Сложно говорить о сформировавшейся индустрии. 

Сергей: Российская сцена поднимается, не будем забывать о важной, хотя и не единственной предпосылке этого подъёма — курсе валют. Полтора-два года назад я говорил, что важно стараться возить иностранцев. Сейчас я могу сказать, что, наверное, ошибался. В том числе и потому, что не ожидал от российской сцены такого стремительного развития. 

Появились клубы, где сформировалась потребность в российских музыкантах. Отечественные лейблы подключились, вплоть до подхватывания общемирового тренда роста продаж винила, тоже начали издавать тиражи. И потребность в российских лайвах — тоже. Региональные музыканты и диджеи стали пользоваться заметным спросом в очень хороших столичных проектах. 

В проектах, которыми занимаются их земляки, раньше переехавшие в столицы? 

Александр: Всё равно же здесь такой момент — либо ты классно играешь, либо нет. Интересно диджеишь, либо чертовски занудно, либо ты талантливый музыкант — либо посредственный. Понятно, что каналы распространения — всегда знакомства, но ведь и общий уровень реально подтянулся! 

Ситуация на рынке валют заставила промоутеров «сменить оптику». Сейчас имеет приоритетное значение не факт, что отечественный музыкант выйдет дешевле с точки зрения сметы, вовсе нет. Сцена растёт, она действительно чертовски интересна — поэтому важно увидеть конкретных людей и услышать конкретную, самую актуальную музыку именно в своём городе. 

Это даже не амбиции, это — большая мечта, чтобы многие русские ребята побывали в Екатеринбурге, чтобы сыграли, чтобы именно здесь это случилось. Это само собой разумеется, что Екатеринбург — один из самых сильных городов-миллионников с богатой культурной жизнью, в том числе художественной, театральной — существует и в этой современной музыкальной повестке, а как ещё может быть по-другому? Но вдруг он резко просел по клубной части! 

Сергей: Добавлю, по моим ощущениям, в России понемногу начали работать законы мировой музыкальной индустрии. Например, наш Дмитрий Ковязин — его музыку сейчас издают очень крутые западные лейблы, и если раньше он мог так и остаться в Екатеринбурге, несмотря на эту вовлечённость в международную повестку, то сейчас в связи с ней на Диму появляется заметный спрос и по городам, и в столицах — Arma17, Mosaique, всё это есть.

Сергей: Да, сейчас тот самый момент, когда мы сделали несколько мероприятий, оглянулись на них, проанализировали, в особенности последнее. И встал вопрос, что это — круто, это — классно, но так жаль, что всего на одну ночь! Это очень сильная эмоция, когда понимаешь, что ничего уже не повторится, но в то же время мы почувствовали отсутствие другой важной эмоции, связанной с отдачей себя конкретному месту. И действительно хочется аккумулировать эффект от вложенных усилий.

Александр: К тому же, делать хочется больше! Каждый раз готовя площадку под конкретный «Сон», мы становимся заложниками этого месяца на подготовку. На сегодняшнем этапе существования обеих промо-групп мы и готовы, и хотим делать больше мероприятий, в том числе и в смежных музыкальных жанрах! Да, для этого нам нужна постоянная площадка, но есть две важные оговорки о поп-ап проекте. Он, по закону жанра поп-ап, предполагается как временный — сложносочинённый, очень динамичный ивент плейс.

Вячеслав: Это совершенно точно не попытка сделать какое-то конкретное место культовым, с вырабатыванием формата в течение нескольких лет. За время существования оно несколько раз преобразится, соберётся и разберётся. Такой поп-ап конструктор.

Сергей: Мы уже определили его время жизни — до года, вне зависимости от того, как будет развиваться. Причём свою прописку в этом месте мы просчитываем — это может быть и три месяца, и полгода. 

Александр: Не стать скучными, не попасть в шаблон — вот принцип, которым мы руководствуемся в обоих проектах. Мы нашли новое место и заинтересовались, как долго оно сможет подпитывать и наших гостей, и нас своей энергией.

Сергей: Обыгрывать новые пространства очень важно. Соединение пространства с нашими идеями и создаёт что-то новое — вы всё увидите в апреле.




В непростое время для ночной жизни и клубной культуры большинство управленцев делает ставку на простые и понятные решения, сводя риск потери и без того немногочисленных гостей к минимуму. Диджеи-резиденты по инструкции арт-директоров играют одни и те же треки, «чтобы люди привыкли», все эксперименты с концепцией и тематикой отложены до лучших времён. Как вы решились на воплощение идеи «клуба на одну ночь» в таких условиях?

Вячеслав: Мы как раз находимся в такой ситуации, когда регулярное посещение одних и тех же мест, однообразное времяпровождение под одни и те же треки уже большинством воспринимается как примитивное. Хочется событийности, отличий, новизны.

Александр: Есть запрос на приключения. Есть желание, чтобы с тобой что-то случилось неповторимое и по музыке, и по впечатлениям, по общей атмосфере. Вместо очередного, дежурного события, предсказуемого выброса денег после тяжёлой недели.

Сергей: Циклическое повторение вечеринок и копирование промоутерами концепций друг у друга — отличительная черта, на мой взгляд, как раз «сытых лет», когда не нужно было ничего изобретать — люди сами везде приходили и повсеместно тратили деньги. Что касается «клуба на одну ночь», я заметил одно глобальное отличие таких событий от систематической работы на постоянном месте. Когда ты планируешь уникальное, разовое событие, то очень чётко представляешь себе результат, которого хочешь достичь. И достигаешь его, а чаще и превосходишь ожидания. Делая что-то в клубе каждые выходные, ты уже не так ясно представляешь себе, чего хочешь, чем вообще занимаешься, куда движешься, правильно ли это. На разовых событиях ты гораздо сильнее ощущаешь связь с людьми, уже на стадии отклика на анонс.

Александр: Если наши диджеи будут опаздывать, мы как раз их в наказание заставим играть одни и те же треки! (Смеётся). Если серьёзно, то на отечественной сцене — большой всплеск, и в диджейском мире, и в мире лайвов, и электронных, и не электронных. Музыки стало намного больше, как и коммуникации музыкантов со своей аудиторией, с промоутерами и между собой. Нужно спешить послушать многое вживую.

Месяц на подготовку одной единственной ночи и понимание, что в том же самом месте уже ничего не повторить — нет ли сожаления, что громадные усилия уходят на разовые события, а не, например, постоянную площадку, куда люди будут приходить снова?

Александр: В ближайшее время мы разделяем проект на две части: сохраняем спорадические, кочующие события, и анонсируем открытие собственного поп-ап клуба. Даже, скорее, поп-ап места.










Александр: Ярлыки «коммерция» и «андеграунд» устарели и могут быть ориентирами только для событий прошлого. Сегодняшние реалии доказывают, что можно заниматься не самой популярной музыкой и быть вдали от столиц, но при этом отлично себя чувствовать. Как, например, Love Cult в Петрозаводске, без всяких стенаний о тяжёлых судьбах творческого человека.

Если есть дискомфорт от состояния дел в своём регионе — ничего не мешает переехать в другой, это естественный процесс творческой миграции. Можно оглядываться не только на Москву и Петербург, но и на Европу с Америкой, весь мир.

Вопрос, получилось у тебя заниматься любимым делом или нет, должен быть адресован исключительно самому себе. Мир вокруг не обязан поддержать тебя, если ты вдруг решил писать лоу-фай техно.

Сергей: Заниматься только музыкой или чем то ещё — определяет сам человек по мере своих сил. Не обязательно впадать в крайность и говорить себе: «Всё, сейчас занимаюсь только музыкой, ничем больше!». Хватает энергии на несколько профессий, работ, увлечений — отлично, выстраивай приоритеты, развивайся в нескольких направлениях.

Александр: Каждый из нас занимается далеко не только клубными проектами. Нужно заниматься разными — техническими, творческими, рыночными, да какими угодно. Успешный промоутер потому и результативен — он обобщает и применяет весь свой совокупный опыт.

Существует какой-то особый уральский организационный опыт, который в силу его местной специфики нельзя применить в других регионах?

Вячеслав: Просто расскажу короткую историю. Когда в декабре мы сделали первые пре-анонсы наших предстоящих разовых вечеринок в секретных местах с интригующими привозами, мне пришло сообщение от другого не столичного промоутера: «Чёрт возьми, вы же практически слово в слово воспроизвели мою концепцию, которая лежит в столе безрезультатно уже несколько месяцев, потому что не получается найти отклика у спонсоров. Очень круто, что вы её реализуете у себя на Урале».

Мы ведь не изобрели чего-то уникального, чего никто другой не смог бы придумать. Всё это возможно, даже в небольших городах. Некоторые знакомые организаторы ездят в Москву и в Петербург поискать идей, восторгаются, как там здорово, но сразу оговариваются: «Это же столицы, в моём городке такое невозможно».

Всё возможно. Обратите внимание на музыкальные сообщества своего города, они вполне могут стать надёжной платформой для развёртывания деятельности.  


Александр: Мы ничего не изобрели. Мы — не авторы какого-то формата или жанра. Классический сценарий — собраться всем в каком-нибудь необычном интересном месте, чтобы послушать музыку и провести время. Понимать, что у тебя есть единомышленники, которые слушают то же самое, или близкое, и которым в радость твоя компания. 

Плюс — локальная почва, любая подобная деятельность должна учитывать местные особенности, текущую ситуацию. Сделать что-то концептуальное под кальку и чтобы это приняли на твоей земле — крайне маловероятно. 

Сергей: Для меня «Сон» стал наивысшей ступенью моего профессионального организационного опыта. Несколько лет назад я бы не взялся за разовый проект такого уровня. Здесь и командная работа, и поиск единомышленников в разных сферах, работа на уровне единого, цельного организма, проектирование, строительство, техническое планирование, музыкальное и арт-наполнение, работа с художниками. 

Есть и другая сторона — не стоит думать, что подобная проектная деятельность исключительно выгодна, прибыльна. Здесь важны партнёрские отношения в подходе к рискам, уверенность в своей публике, когда она увидит анонс события в совершенно незнакомом, новом формате и не побоится прийти. 

Бояться не надо. Чему я научился с годами — как сокращать время от идеи до её реализации. Придумать, оформить идею — и в кратчайшие сроки взяться за её воплощение, а не мучительно размышлять, что и где может не получиться. В любом случае, опытный ты или начинающий, всё равно нужно будет предпринять несколько попыток — с первой попытки во всей этой теме не разобраться. 

Александр: Поддерживайте коммуникацию и партнёрство. Не случись однажды знакомства двух наших промо-групп, не знай мы ребят-художников, не будь у нас друзей и соратников в барной сфере — «Сон» сложно было бы представить. 

Успешные проекты складываются не только из смелых идей, а прежде всего из сотрудничества, коллективного усилия, поиска единомышленников, умения слушать и слышать, действовать сообща — большие проекты начинаются именно так. 

Сергей: Да, в сущности сейчас «SONE» — это стартап, сочетание опыта, решимости и веры, а не типовой проект, который можно рассмотреть во всех деталях, учесть ошибки других и скопировать лучшее. Разовые вечеринки наглядно продемонстрировали нам свою уникальную особенность: когда мы педантично продумываем, анализируем, то на первый взгляд ответ всегда один. «За месяц всё это воплотить в жизнь просто невозможно. Нет. Никак». Но вот он — следующий «Сон», и казавшееся нереальным наши гости наблюдают воочию.

До встречи сегодня, 25 марта, в Екатеринбурге!


В декабре 2015 Екатеринбург всколыхнул анонс загадочного события SONE. «Сон» предельно дозированно, скупо рассказывал о себе в соцсетях — клуб без адреса, основанный промо-командами Studio/513 и «Теснота».  

T

Вячеслав: Сегодня сложно ориентироваться на какую-то конкретную публику. Например, посещавшую наши вечеринки и концерты год-два-три назад. Со сменой поколений и появлением новой аудитории это хороший шанс увлечь и только-только присоединяющихся людей, мы таких очень много сейчас видим. 

Александр: Поменялось время, всё стало динамичнее. Субкультурного мира более не существует. «Сон» — не проект для какого-то определённого, усреднённого типажа клаббера, это вообще не клубная история в привычном её понимании. Мы принимаем и тех, кто с нами каждые выходные, и тех, кто только раз в месяц и реже. Тех, кто приходит только за музыкой и тех, кто воспринимает всё целиком. 

Сергей: Последние года 4 я говорил практически во всех интервью, что клубная культура в Екатеринбурге умирает, что эта индустрия останавливается. Всё меньше людей, ощущающих свою связь с городом именно в этом контексте — тех, кто чувствует, что в городе происходят события, в целом «есть, куда пойти» и даже можно планировать выходные заранее. 

Сосчитать людей, уверенных, что в городе есть разнообразие, а план посещения привозов можно распланировать вперёд на месяц — не представляю, как такое возможно. 

Клубная машина хотя бы как-то работала: было 10 мест, достойных посещения, потом 5, 4... Сегодня она встала. Одна из наших важнейших задач — вернуть людям ощущение, что эта машина снова работает, чтобы они планировали свои выходные с учётом нас, и отдых, и встречи с друзьями — всё с учётом того, что предлагаем мы. 

То есть «Сон» будет всё более универсальным? 

Александр: Он будет универсальным, но, в то же время, — вполне конкретным. Перед нами не стоит задача, чтобы одновременно кто-то отмечал юбилей, рядом ели конфи из утки, большие компании непременно забронировали столы и попробовали все напитки мира, сложные молекулярные коктейли. Чтобы «и водки, и простой шот, и такая музыка, и независимая, и с ремиксами на Мадонну, пожалуйста, и с вокалом что-нибудь найдётся?». «SONE» — не обслуживающая штука, а предлагающая конкретное приключение, и именно за этим приключением ты к нам отправляешься.

Сергей: У нас есть опыт «РезультАрта», там впервые был опробован механизм оповещения людей о месте проведения ровно за сутки, практика раскрытия секретной точки сбора в последний момент. Приходят 550-600 человек, вот вам и обратная связь. Они приходят не просто так, увидев рекламу, а хотят на это событие и ждут, когда им назовут секретное место. Александр: Да, люди готовы сыграть в эту игру, готовы ждать. По предстоящей ночи 25 числа мы получили очень мощный фидбек, просто назвав дату. В анонсе не было ни лайнапа, ни других деталей, только первые штрихи новой визуальной айдентики и число. За первые сутки — 100 перепостов, если число имеет значение.

Сколько человек нужно, чтобы провести событие уровня «Сон»?

Александр: Мы никогда не обдумывали состав и не собирали костяк команды или каких-то, условно говоря, субподрядчиков. Занимаясь проектами в разных сферах, обе промо-группы отмечались, например, и в искусстве, и в журналистике. Мы знаем, что интересного происходит в городе, и знаем неравнодушных людей, занятых крутыми проектами. «Сон» как раз сформировался из желания коллаборации, это — наше коллективное усилие, сочетание взглядов дизайнеров, музыкантов, диджеев, художников, граффитчиков, архитекторов и всех, кому хочется высказаться в своём жанре. На языке цифр — в основе до 20 человек, но, конечно, нет такого подбора на уровне «нам нужен архитектор», «нам нужен дизайнер» или «нам нужны диджеи». Всё происходит очень органично, кто-то вливается в наше движение, кто-то из него уходит. Плюс у нас есть очень серьёзная волонтёрская поддержка. Если сосчитать всех художников по свету, видеографов, фотографов, то получается действительно большая команда, но мы не ограничиваем её численность. Если завтра, к примеру, к нам захотят присоединится шеф-повар или театральный декоратор, мы откликнемся на их идеи.

За эти три месяца вы анализировали размеры своей целевой аудитории? В Екатеринбурге с населением 1,6 млн. человек на «Сон» стабильно приходят 550-600. Этой понимающей публики, например, 6 тысяч? Или 60?

Сергей: Любые названные цифры сейчас будут «пальцем в небо». Естественно, когда мы планируем следующий «Сон» и подбираем новое помещение, то рассчитываем заполнить его целиком. Всё, что свыше вместимости — мы пока не можем проанализировать, потому что даже для нас этот проект — новый, непохожий на те, которыми занимались раньше. Мы изначально не подходим к наполнению, как обычно подходят: «Ага, так, переманим людей вот у этих и у тех конкурентов». Если мы всё правильно сделаем по-своему, то сможем увлечь многих.


«Все вечеринки будут поддерживать передовые стили электронной музыки и рейв-культуру» — это неконкретное утверждение, звучавшее неоднократно из уст многих промоутеров, получило самые разные отклики.

Исходных данных о SONE оказалось действительно немного: каждая вечеринка проходит в новом секретном месте, координаты которого сообщают только накануне события. Никаких жанровых правил — пространство площадок отличается от прошедших исключительностью и своеобразностью.

На вечеринках выступают российские и иностранные диджеи и музыканты — на афишах SONE заявлены как известные многим имена, так и артисты, которые становятся откровением для местной публики.

Каждый раз в оформлении пространств участвуют передовые художники, специалисты по звуку и свету, общими усилиями создающие впечатляющие декорации. Накануне очередного мероприятия, которое пройдет 25 марта в Екатеринбурге, Mixmag встретился с организаторами SONE Александром Елсаковым (Tesnota), Вячеславом Душиным (Tesnota) и Сергеем Мамчуром (Studio/ 513).











Есть механизм сбора и анализа обратной связи? Когда он начинает работать? Как вы определяете, достаточно насыщенным было событие или нет?

Александр: Прежде всего, это наши собственные, чисто субъективные ощущения, потому что важно оставаться искренними для самих себя. Над каждым проектом работает много людей из разных сфер. Вовлечены многие — информация автоматически расходится по более обширному кругу. Это, с одной стороны, очень помогает при анонсировании, а с другой — при получении отзывов, комментариев, советов, потому что любую критику и отзывы ты принимаешь как бы от своего человека, а не совсем постороннего. К тому же, очень легко держать нос по ветру, когда у тебя немного вещей. Поп-ап формат позволяет, как раз, не быть привязанным к куче скарба, и чувствовать, куда дует ветер, в том числе и по потребностям публики и её реакции.

Сергей: У нас прошло ещё не так много событий, чтобы сбор мнений и пожеланий превратился в какую-то систему, вплоть до подсчёта лайков, хотя на них мы тоже обращаем внимание. Первый этап, ещё до того, как всё закончится — непосредственно на площадке. Когда мы видим много незнакомых людей, в том числе взрослых — это ведь уже реакция, их отклик на наше приглашение, на наш анонс. Они пришли, они уже здесь и хотят быть причастными к происходящему. Некоторые прямо на вечеринке подходят и предлагают своё содействие, хотят быть не только зрителями и гостями в следующий раз.

Вячеслав: Определённый фидбек уже был на стадии обдумывания всей серии «Сон». Мы бы не стали что-то делать в ситуации полной неопределённости, не начали бы движение наощупь. Очень много знакомых и друзей приходило на наши предыдущие вечеринки и концерты, мы постоянно общаемся с ними, слышим и отмечаем, чего людям не хватает, кого бы они хотели увидеть и услышать, мы постоянно в диалоге. Осенью мы отметили, что публика заметно соскучилась по событиям, по сильным впечатлениям. Причём кто-то озвучивал это в явном виде, а кто-то не мог вербализовать, но общее эмоциональное желание было понятно. 

Наши наблюдения подтвердились уже на стадии пре-анонса. Как только мы опубликовали краткую информацию, буквально на уровне общих фраз, «идёт подготовка», «скоро будет» — так поднялась сильная волна откликов, причём и от тех, кто постоянно сам делает вечеринки, и от тех, кто выбирается изредка и ненадолго, и от тех, кто признаёт только привозы и готов пойти только на что-то новое. Если мы устраиваем техно-вечеринку, это не значит, что желательно присутствие только тех, кто будет танцевать под техно. Нет, мы взаимодействуем с гораздо более обширной публикой. Пусть это звучит банально, но мы всегда открыты для тех, кто хочет открывать что-то новое для себя.

Александр: Ярослав The Papers со своим проектом Linja сыграл в Москве точно не меньше лайвов, чем в Екатеринбурге, и на куда более крупных мероприятиях. Вместе с Егором Холкиным они чаще играют на гастролях, чем дома.

Город полон очень крутыми персонажами, здесь очень большой музыкальный пласт, от хип-хопа до техно, через разные жанры. А вот с промоутерами в какой-то момент внезапно стало всё пусто, появился вакуум событий, вакуум площадок, стало буквально гораздо меньше «движухи».

Сергей: Думаю, это касается не только клубной сферы, но и вообще глобального перехода во многих бизнесах, с закатом «эпохи нулевых». Если раньше ты мог быть не лучшим в своём деле, а просто как-то двигаться и у тебя всё равно был входящий поток денег и популярность, то теперь всё внимание на качество, его планка постоянно повышается.

Александр: Что такое произошло, например, с уральской бейс-сценой? Почему она мгновенно «схлопнулась», в то время как по стране в бейсе по-прежнему происходит так много интересного? Выходят релизы, пластинки, компиляции, люди отправляются в туры, отлично чувствуют себя Capital Bass, Hyperboloid.

Сергей: Не всегда у каждой сцены есть потребность во внешних, сторонних промоутерах, она должна сама «родить» людей, которые будут организовывать движение.

А если эти люди, «родившись» из своей сцены, набравшись опыта, многое организовав, вдруг решают отойти от дел в пользу гораздо более спокойной и предсказуемой дневной жизни, традиционной офисной работы и семьи, не оставив себе смену?

Вячеслав: Когда мы занимались «Теснотой», у нас была работа, была зарплата, были девушки, всё было хорошо! (Общий смех). Но мы вдруг решили делать концерты, потому что нас это увлекло. Мы всегда интересовались музыкой. Я, например, писал о ней, постоянно ходил на концерты и вечеринки.

Нельзя сказать, что мы тщательно продумывали свою промоутерскую деятельность и сразу планировали её как постоянную, регулярную, нет. Вот просто в какой-то момент она началась на уровне хобби, без длительного подготовительного этапа.

Мне 26 лет, Саше — 25, но мы не чувствуем себя на распутье, когда пора принимать решение, оставаться дальше в этой нестабильной сфере или уходить из неё.

Александр: Более того, мы отказались от офисной работы, потому что она мешала развивать проект.

Но есть важный момент: принято считать, что в рамках западных реалий можно зарабатывать на жизнь музыкой, а здесь — нет. И ты тащишь на себе всё это и принимаешь волевое решение — стать, наконец, взрослым человеком и взять двушку в ипотеку...

Сытая жизнь там и невозможность заработка здесь — это миф. Типичная история европейских музыкантов и диджеев — кто-то, например, подрабатывал барменом или занимался чем-то ещё либо смежным с музыкой, либо вообще не связанным с ней напрямую.

Это — взрослый мир и ты заботишься о том, чтобы зарабатывать на жизнь и при этом заниматься интересным делом, находишь компромиссы. Постепенно ты становишься хорош в музыке, делаешь её своим приоритетом и она начинает тебя поддерживать, в том числе и финансово. Если не получается — это повод задуматься, что, возможно, музыка и не твоё.

В России есть представление, что искусство, культура — всегда жертва, сизифов труд, проклятая доля и прочее.

С одной стороны — да, рынок тяжёлый, толком не сформированный, но с другой — не надо относиться к этому на уровне «вот я занимаюсь высокодуховным и от этого у меня все проблемы и есть нечего». Промоутерская деятельность — это менеджмент. Да, есть такое странное представление, что чем более провальна в финансовом плане вечеринка — тем больше она «трушная». «Как круто, у нас играет самый честный музон на земле, самый клёвый, некоммерческий, андеграундный. Никто не понял, мы ушли в минус, но именно поэтому мы крутые».

Сергей: Именно так. В последние годы всегда существовало противопоставление «попса зарабатывает, коммерческая музыка прибыльна — андеграунд стабильно убыточен». Вячеслав: Сейчас не то время, чтобы делить музыку или вечеринки на коммерческие и андеграундные. Сейчас ты либо делаешь что-то, либо не делаешь, и в твоём городе что-то или происходит, или нет.

{"width":840,"column_width":60,"columns_n":2,"gutter":720,"line":20}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt"}

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io